05.12.2022

«Яндекс»: умножение делением

Евгения Нестеренко для ЭКСПЕРТ, 05.12.22


Главная IT-компания России не выдержала испытания политикой и разделилась на две части. Создатели «Яндекса» предпочли оставить себе очень скромный плацдарм для роста, но сохранить отношения с Западом


«Яндекс» официально объявил о планах разделения компании на две части. Первая, оставив за собой имя и бренд, будет ориентирована на работу внутри РФ. Другая часть компании предположительно сменит название, постарается заретушировать российские корни и выдвинется на освоение международных рынков. Нынешнее высшее руководство «Яндекса», включая основателя компании Аркадия Воложа, планирует управлять зарубежной частью бизнеса. Над российским подразделением предполагается усиление контроля государства: по соглашению сторон его возглавит бывший министр финансов и до недавнего времени глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Какое будущее ждет разделенную таким образом российскую хайтек-корпорацию, и как трансформация ее деятельности может отразиться как на отечественном IT-рынке, так и на важных отраслях российской экономики?

Главная российская интернет-компания


«Яндекс» заслуженно называют главной российской интернет-компанией. Основавшие ее предприниматели оказались не просто талантливы в информационных технологиях, но еще умели просчитывать перспективные тренды развития интернет-индустрии, оказываться в нужное время в нужном месте, чтобы занимать прибыльные рыночные ниши, успешно масштабируя сервисы на стыке онлайна и офлайна.

Истоки «Яндекса» лежат еще в эпохе СССР, когда в конце 1980-х основатель компании уроженец Казахстана математик Аркадий Волож с единомышленниками начал развивать идею создания компьютерной системы, которая позволяла бы находить в огромных массивах интернет-данных нужную информацию. Так родилась поисковая система «Яндекс» (название происходит от английского Yet another indexer — «Еще один индексатор»), которая благодаря передовым, настроенным под морфологию русского языка алгоритмам сумела у себя дома дать достойный бой мировым гигантам в сфере интернет-поиска, войдя в первую десятку поисковых систем мира.

Помимо постоянно совершенствующейся системы интернет-поиска и связанного с ней рекламного бизнеса «Яндексу» на протяжении всей истории его развития удается гибко реагировать и предугадывать другие перспективные направления развития IT-рынка. К настоящему времени бизнес «Яндекса» — это более полусотни услуг и сервисов, которые охватывают самый широкий спектр: от прогноза погоды, кинотеатра, музыки, географических карт, афиши, образования до облачных сервисов, платежных систем, рекламы, электронной коммерции, услуг такси, каршеринга.

До сих пор «Яндекс» демонстрирует самые высокие финансовые показатели в российской IT-индустрии. В последнем рейтинге «Эксперт-400» компания занимает 56-е место в общем списке крупнейших российских предприятий с показателем выручки по МСФО за 2021 год 356 млрд рублей (в 2020 году — 246 млрд рублей, рост на 63%), это самый высокий показатель среди российских IT-компаний. «Яндекс» продолжает демонстрировать высокие темпы развития и в текущем году: согласно официальному отчету, в третьем квартале компания получила 133,1 млрд рублей общей выручки, что является для нее историческим рекордом: это, например, в 5,6 раза больше, чем показатели выручки пятилетней давности. 

Выйти из интернета

На протяжении всего времени «Яндекс» основную часть своих доходов получал в интернете: локомотивом развития компании была ее знаменитая система поиска и связанная с ней контекстная реклама. Но в последнее время ситуация меняется: у компании стремительно растет доля доходов от различных видов офлайн-бизнеса. Как уже было сказано, согласно официальному отчету «Яндекса», по итогам третьего квартала 2022 года, компания получила 133,1 млрд общей выручки. Из них 60,9 млрд компании принесло направление поиска и контекстной рекламы. Но второе месте в структуре бизнеса (33,8 млрд рублей) уже занимают работающие на стыке онлайна и офлайна услуги электронной коммерции, такие как «Маркет», «Лавка» и прочие, связанные с доставкой готовой еды, продуктов питания, хозяйственных и других товаров, которые компания в своем отчете называет О2О — online-to-offline: «интернет-сервисы, позволяющие совершать покупки онлайн, а получать их в реальном мире».

Далее идут транспортные сервисы: еще в 2011 году «Яндекс» скопировал набирающую на Западе популярность модель агрегаторов услуг такси, позволяющих искать машину не стоя с вытянутой рукой у обочины, а с помощью смартфона. Так появился агрегатор услуг «Яндекс.Такси», которому удалось, агрессивно оттеснив конкурентов, занять на российском рынке почти монопольное положение. Это направление деятельности под названием «райдтех» (помимо такси в него входят услуги каршеринга и аренды самокатов) в третьем квартале принесло компании внушительные 31 млрд рублей.

Замыкает список направление развлекательных сервисов («Плюс») — 7,8 млрд рублей, сервисы объявлений (3,4 млрд рублей), прочие бизнес-подразделения (облачные услуги, устройства, другие инициативы) — 10,2 млрд рублей.

Маркетплейс «Яндекс. Маркет» отстает по динамике развития от лидеров рынка — Wildberries и Ozon, однако в «Яндексе» считают e-comm одним из наиболее перспективных направлений развития.

Иностранный резидент


При том что основную часть выручки «Яндекс» всегда получал в России, корпорация старалась позиционировать себя как международная компания и была зарегистрирована за рубежом — изначально на Кипре, позже головная структура Yandex N. V. получила прописку в Нидерландах. «Яндекс» имеет много офисов за границей: помимо стран ближнего зарубежья (Минск, Алма-Ата) представительство у компании есть в Ньюберипорте (США), Люцерне (Швейцария), Берлине (Германия), Амстердаме (Нидерланды), Шанхае (Китай), Тель-Авиве (Израиль).

Значимая часть деятельности зарубежных представительств связана с оказанием услуг иностранным компаниям, которые хотят продвигать свои товары в России на ресурсах яндексовской поисковой системы. Другие же виды самостоятельной международной деятельности «Яндекса» пока не демонстрируют внушительных результатов, более 95% выручки компания по-прежнему получает с российского рынка.

Прежде всего это связано со спецификой основного бизнеса «Яндекса» — поисковой системой, которую сложно масштабировать на другие страны, где не говорят на русском языке. Показательным примером здесь может служить кейс попытки выхода «Яндекса» на турецкий рынок. Здесь компания открыла офис в 2011 году, запустив свой геоинформационный сервис Yandex.Haritalar (аналог «Яндекс.Карт»), а также систему онлайн-поиска на турецком языке и интернет-рекламы. В момент запуска проекта представители «Яндекса» заявляли, что за короткий срок намерены занять до 30‒40% турецкого рынка интернет-поиска. Однако конкурентная среда оказалась более жесткой, чем предполагалось, и максимум, чего российской компании удалось добиться, — получить через два года 5% турецкого рынка интернет-поиска. Но потом и эти показатели не удалось удержать: в 2020 году «Яндекс» закрыл свой офис в Турции, проиграв турецкий рынок американской Google.

Впрочем, и экспансия с другими, не завязанными на язык сервисами «Яндекса» за границу пока идет не очень успешно. Так, в последние годы «Яндекс» пытается масштабировать на международные рынки свой успешный в России проект «Яндекс.Такси» — сейчас он работает примерно в 20 странах. Но в основном это страны ближнего зарубежья (Казахстан, Беларусь, Армения, Грузия) с большой долей русскоязычных пользователей. Из стран дальнего зарубежья этот сервис заметен разве что в Израиле, и то больших показателей он там не достиг из-за сильной конкуренции с другими агрегаторами.

Пытается компания развивать за рубежом и свои успешные в России сервисы доставки продуктов. Правда, в Европе попытки продвинуть этот бизнес к успеху не привели: летом этого года «Яндекс» объявил, что сворачивает сервисы доставки еды в Париже и в Лондоне. Вместо этого компания намерена сменить бизнес-модель, предлагая IT-решения по управлению доставкой сторонним заказчикам (этим направлением занимается международное подразделение под названием Yango Deli Tech). В ноябре 2020 года «Яндекс» открыл подразделение доставки продуктов в Израиле под брендом Deli, но пока, увы, этот сервис, опять-таки из-за сильной конкуренции, не демонстрирует взрывного роста.

Более маржинальным и перспективным для «Яндекса» является развитие за рубежом сложных IT-решений. Математическая школа компании и опыт в создании сложных алгоритмов обработки больших данных могли бы быть очень востребованы в различных областях. «Яндекс» пытается развивать за рубежом свою систему управления базами данных (СУБД) под названием ClickHouse. По словам представителей компании, ее уже используют ряд крупных зарубежных заказчиков, например EBay, Spotify, Deutsche Bank. Но рынок СУБД уже плотно занят ведущими мировыми хайтек-гигантами (Oracle, Teradata), и «Яндексу» пока нелегко пробиваться в других странах. То же касается облачных услуг: в конце прошлого года компания объявила о старте сервисов Yandex.Cloud в Германии. Есть у «Яндекса» свои дата-центры и в других странах, но и это зарубежное направления пока нельзя называть устойчивым бизнесом.

Очень активно развивает «Яндекс» свои решения в области автономных автомобилей. Компания проводит испытания своих робокаров в США, Израиле, европейских странах, где достижения «Яндекса» признаны специалистами самого высокого уровня. Но пока заключения крупных контрактов и видимых путей монетизации этих технологий для компании за границей не наблюдается.

Таким образом, стоит признать, что пока за рубежом мощного стратегического плацдарма у «Яндекса» нет. Но рынок мирового хайтека динамично меняется, и есть вероятность, правда очень небольшая, что благодаря высоким компетенциям и предпринимательскому опыту новое международное подразделение «Яндекса» сможет «выстрелить» в какой-нибудь перспективной мировой технологической нише. «В результате разделения “Яндекса” Аркадий Волож будет развивать за рубежом те направления, которые можно назвать экспериментальными: беспилотные автомобили, облачные или образовательные сервисы, — комментирует Артур Мейнхард, руководитель аналитического управления по глобальным рынкам инвестиционной компании Fontvielle. — Выручки эти направления сейчас практически не генерируют, но у них есть потенциал. Станут ли данные проекты успешны в будущем и конкурентоспособны в международном пространстве, во многом зависит от команды разработчиков».


Сам «Яндекс», позиционируя себя как международная компания, не отказывался получать преференции от государства, используя административный ресурс, например для борьбы со своим основным конкурентом — американским поисковиком Google (в ходе судебных разбирательств между «Яндексом» и Google российская Фемида, так же как и ФАС, обычно становилась на сторону российского поисковика). Щепетильным можно назвать вопрос сотрудничества «Яндекса» с российскими спецслужбами, данные об этом официально как не подтверждаются, так и не опровергаются. Но компания (в отличие, например, от мессенджера Telegram Павла Дурова) не выводила в публичную сферу связанное с этим недовольство, и можно предполагать, что такого рода взаимодействие устраивает обе стороны.

Однако при этом «Яндексу» удалось создать вокруг себя образ компании, взгляды которой оппозиционны официальному государственному курсу. Более того, в IT-среде сформировалось крепкое убеждение, что ключевые посты в «Яндексе» занимают люди, проявляющие недовольство политикой российских властей, формируя вокруг себя соответствующую среду. Но, повторимся, руководству «Яндекса» хватало гибкости в острых моментах (например, когда в 2019 году Госдума устраивала публичные разбирательства на тему того, что в топе «Яндекс.Новостей» — фейковые новости) не доводить ситуацию до острого конфликта с регулятором. А в текущем году «Яндекс» с выгодой продал свой медийный актив «Дзен» и «Новости» группе VK. (см. «“Желтые” и “синие” расходятся по разным углам», «Эксперт» № 39 за 2022 год).

После начала СВО «Яндексу» удалось избежать западных санкций. В марте под персональные рестрикции ЕС подпал генеральный директор компании Тигран Худавердян, который, чтобы отвести санкционный прицел от компании, сразу ушел с руководящей должности. В июне настала очередь Аркадия Воложа. После попадания в санкционный список Евросоюза он также покинул все посты в компании, напоминая, что он и его семейный траст не являются контрольными акционерами компании (согласно официальным данным, семейный фонд Аркадия Воложа контролирует прядка 8% акций, сотрудникам компании принадлежит 3%, остальной акционерный капитал находится в свободном обращении). Впрочем, даже несмотря на санкции, Волож пока остается в Израиле.

Не обошлось и без публичных демаршей: вскоре после начала СВО бывший генеральный директор компании Елена Бунина с помпой уехала из России в Израиль, написав в соцсетях, что не может жить в стране, которая воюет со своими соседями (видимо, забыв, что вооруженный арабо-израильский конфликт длится более полувека). Вместе с ней за границу релоцировалось и определенное число сотрудников «Яндекса». Сколько — официально не сообщается. Например, по данным Bloomberg, из примерно 20 тыс. сотрудников компании за границу уехало 10%, то есть в районе двух тысяч человек. Есть и более сдержанные оценки, которые говорят о тысяче уехавших специалистов.

Взять и поделить


Разделение компании на международное и российское подразделение — распространенная схема, которую сейчас используют многие российские IT-компании. Например, по такому пути идет крупная российская компания Softline, которая летом этого года юридически разделила свой российский и международный бизнес, продолжая активно развиваться за границей (за последние несколько месяцев Softline поглотила несколько крупных компаний в Турции, Индии, Арабских Эмиратах). «Можно сказать, что основатель компании “Яндекс” выбрал схожий, например, с Олегом Тиньковым и его TCS Group путь, отказавшись от российского сегмента бизнеса, только сделал это более корректно и политически выверенно, с одобрения Кремля, — комментирует Артур Мейнхард. — Кстати, власти уже помогли “Яндексу” с реструктуризацией долга по конвертируемым бондам, так что позиция очень грамотная. Аркадию Воложу это развяжет руки, он сможет вывести перспективные направления из-под возможного санкционного давления».

В последнее время у «Яндекса» стремительно растет доля доходов от различных видов офлайнбизнеса и направления online-to-offline

Ну а что же с российским бизнесом «Яндекса»? Наблюдатели убеждены, что, благодаря разделению российское подразделение получит возможность еще более успешно развивать свой бизнес. «Российский “Яндекс” получит возможность шире работать с корпоративным сектором и государственными органами (у ряда госкомпаний есть ограничения на работу с контрагентами, у которых есть иностранные акционеры), — считает Георгий Ващенко, заместитель директора аналитического департамента инвестиционной компании Freedom Finance Global. — При этом “Яндекс” сохранит и продолжит развивать все основные продукты, приносящие доход».

Основной бизнес «Яндекса» в России, связанный с поиском и онлайн-рекламой, сейчас находится в весьма выгодном положении в связи с уходом иностранных конкурентов, таких как Google, Instagram* Facebook*. Динамично будет развиваться и направление райдтеха —здесь «Яндекс» в России уже почти стал монополистом, победив конкурентов (что, в частности, позволяет ему беззастенчиво поднимать цены на услуги такси: по некоторым оценкам, только в текущем году они выросли на 25‒30%). Сложнее будет развивать направление электронной коммерции, где на российском рынке усиливают свои позиции другие крупные игроки — Wildberries, Ozon. «В России “Яндекс” будет просто масштабировать бизнес. Доля на поисковом рынке продолжит расти после ухода иностранных игроков, — прогнозирует Георгий Ващенко. — Реклама в Google и других иностранных сервисах сокращается на фоне отключения контрактов, блокировки сервисов. В сегменте десктопов “Яндекс” в 2023 году займет близкую к ста процентам долю на поисковом рынке, если Google будет заблокирован и Google Ads будет недоступен. Транспортный бизнес “Яндекса”, по нашим оценкам, вырастет на 15‒20 процентов».

Что же касается усиления роли государства, то риски этого процесса связаны прежде всего с ростом забюрократизированности компании, которая из гибкого игрока может превратиться в неповоротливую госкорпорацию. Но с другой стороны, приближение компании к государственному ресурсу может сделать «Яндекс» важным участником продолжающейся цифровизации различных отраслей экономики и социальных институтов страны, которая набирает ход на фоне бойкота ведущих IT-компаний недружественных государств. В продолжающейся цифровизации, например, судебной системы, области здравоохранения, логистического бизнеса, не говоря уже об отдельных отраслях промышленности вроде металлургии или машиностроения, компетенции «Яндекса» могли бы быть очень востребованы. Не стоит забывать, что компания имеет мирового уровня школу создания алгоритмов и систем обработки больших данных, а это критически важное направление для многих систем автоматизации. 

«Для государства критичным является опыт обработки и анализа больших массивов данных, и он может быть полезным для дальнейшей цифровизации экономики и общества, — подчеркивает эту мысль Евгения Нестеренко, аналитик компании “Ингосстрах-Инвестиции”. — Для «Яндекса» же наращивание присутствия государства может стать плюсом с точки зрения доступа к ликвидности на льготных условиях и усиления влияния при принятии регуляторных решений. Правда, минусом может быть определенное увеличение оттока персонала, для которого ценностью была работа на Аркадия Воложа как визионера отрасли».

Нельзя назвать негативным приход в «Яндекс» и Алексея Кудрина. «Ситуация, когда человек из государственных структур возглавляет бизнес, распространена в международной практике. Так, в Штатах чиновники SEC (Комиссии по ценным бумагам и биржам) зачастую применяют свой опыт и связи после окончания карьеры в госорганах уже в коммерческих компаниях, выводя их на новый уровень, — говорит Артур Мейнхард. — В России ярким примером перехода чиновника в бизнес является Герман Греф, экс-министр экономики, который за несколько лет сделал Сбер успешным технологичным предприятием. Приход в “Яндекс” Алексея Кудрина вряд ли можно считать негативом для компании, тем более что его кандидатуру выбрал сам Аркадий Волож».

Источник: Эксперт, 05.12.22

Автор:  Алексей Грамматчиков

Поделиться